Задонская обитель в молитвенном огне… (воспоминания бывшего насельника) продолжение.

Размещено Сен 28, 2013 в † Колонка наместника † | 0 комментариев

Часть 5

«Послушник»

В начале июля 2000 года владыка Никон, остановив меня в монастырской трапезной, спросил о времени моего пребывания в обители, и, получив от меня ответ, благословил идти в швейную мастерскую и заказать пошив подрясника. Дело было так:

Еще до начала обеда я по необходимости зашел в монастырскую трапезную. Там находился владыка, решал с трапезниками какие-то вопросы. Увидев меня, подошел.

— «Ты почему не в подряснике?»

— «Так вы еще не благословили, владыка».

— «Сколько ты в монастыре?»

— «Уже год».

— «Так иди в швейную и скажи, что я благословил пошить тебе подрясник».

— «Благословите, владыка».

— «Бог благословит».

Сказать, что я пошел в швейную, значит обмануть читателя. Я не пошел туда. Я туда полетел со скоростью ветра.

Замерки, пошив.… Как это все долго тянется! Каждый день по нескольку раз я наведывался в швейную. Мне все не терпелось. Скорей бы уж!

И вот наконец-то 20 июля, накануне празднования Казанской иконы Божией Матери, меня одели в подрясник. Это был незабываемый момент моей жизни. Одевал меня сам владыка Никон. Подрясник аккуратно сложили, я сделал три поклона и взял благословение у владыки. Одев на меня подрясник, он подпоясал меня поясом с вышитой на нем молитвой ко Пресвятой Богородице, дал в руки четки и одел скуфью. «Старайся не запятнать эту одежду, потому что это одежда Божией Матери» — сказал владыка. И я как мог, старался выполнить этот наказ.

Одеться в черные одежды послушника, это еще не начальная ступень монашеской жизни, но уже рядом. Стать одним из тех черноризцев, которые живут в обители! Как я этого ждал! Меня переполняла радость. Мне хотелось летать и всех обнимать от этой радости. Мне все улыбались и поздравляли. Про такие моменты у нас в обители обычно говорили: «В нашем полку прибыло».

Человек, одетый в подрясник, называется послушником. Послушник – это еще не монах, но уже и не мирянин. Он отличается от мирских людей своим внешним видом и уже должен вести себя по-другому. Он должен быть сдержан, серьезен, должен стараться быть образцом для мирян.

Как я уже упоминал ранее, на утреннем правиле у нас читался акафист Владимирской иконе Божией Матери. Братия выстраивалась в длинный коридор, который начинался от находящейся на центральном аналое иконы Пресвятой Богородицы и растягивался до самого конца храма. Они поочередно читали кондаки  и икосы  из акафиста, каждый припев которого пелся нараспев всей братией. Там могли стоять только монахи, иноки и послушники. Получив подрясник, я тоже занял свое место в этом ряду.

 

*     *     *

Я благодарен Господу за то, что Он сподобил меня попасть именно в эту обитель. Мною здесь был приобретен небольшой, но богатый опыт монастырской жизни. Господь свел меня с отцами, которые делились со мной своим духовным опытом и это все мне сейчас очень помогает в жизни. В обители я познакомился с духовными чадами ныне почившего старца схиархимандрита Макария (Болотова), через которых я узнал о нем и о его святой жизни, пример которой мне оказывает большую духовную поддержку. А также узнал о Глинских старцах, учеником которых был о. Макарий, и о многих других подвижниках благочестия нашего времени, память о которых я чту и храню в своем сердце.

Там же Господь сподобил меня встретиться и с игуменом Антонием, келейником схиархимандрита Макария (Болотова). Он со съемочной группой приезжал снимать фильм об отце Макарии, и о тех местах, где он жил и служил. Мы с ним общались только один день. Но каким был этот день! Это был воистину святой человек. Возле него мне было так спокойно и тихо, что не хотелось расставаться с ним. Но день прошел и он уехал. Я просил его стать моим духовным отцом и наставником, но он отказался. Спустя две недели я узнал, что отца Антония не стало. Он погиб в автокатастрофе. Отец Антоний знал об этом заранее. Как жалко было потерять такого человека. Но у Господа свои суды…

Живя в монастыре, я познакомился со схимонахиней Зиновией и схимонахиней Игнатией, духовными чадами схиархимандритов Макария и Виталия. Эти старицы — настоящий кладязь для желающих почерпнуть живой воды, напояющей в жизнь вечную.

 

*     *     *

Вообще, монастыри дают очень многое для человека, для его души. Даже если человек приехал просто потрудиться в обители, он уже сделал для себя большое приобретение. Я сам свидетель этому. За время моего пребывания в обители тысячи человек приезжали потрудиться туда во славу Божию. И когда они уезжали из монастыря, они благодарили Господа за то, что Он сподобил их здесь потрудиться. У них был огромный заряд бодрости и какое-то внутреннее духовное озарение, какое-то душевное успокоение. Этого нельзя приобрести ни в одном санатории, ни на одном курорте. И это поистине бесценно. А многие из них получали исцеление от своих телесных и душевных недугов…

Оставить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели