Игумен Григорий (Палехов): Огласительные беседы — бремя или необходимость?

Размещено Дек 25, 2013 в PRAVOSLAVIE.UZ | 0 комментариев

Игумен Григорий (Палехов): Огласительные беседы — бремя или необходимость?

«Итак идите, научите все народы,

крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа…»

(Мф 28,19)

 

Второй год по благословению правящего архиерея митрополита Викентия в Ташкентском и Среднеазиатском митрополичьем округе введена обязательная практика трехмесячных огласительных бесед для готовящихся принять таинство Крещения и крестных родителей.

 

По-разному было воспринято прихожанами это введение. В основном положительно – люди признавали необходимость предварительного воцерковления, которое дают огласительные беседы, но также было много и отрицательных отзывов (главным образом, со стороны прихожан редко посещающих церковные богослужения). Суть таких отрицательных отзывов можно свести к одному «аргументу» – раньше такого не было, и кому нужно это дополнительное бремя сейчас. Попробуем объективно разобрать этот довод.

 

Для начала обратимся к истории…

Три с половиной года проповедовал Господь Иисус Христос на земле и три с половиной года Он учил своих ближайших учеников – апостолов духовным законам Царства Божьего. Простой народ Иисус Христос поучал притчами, как наиболее доступной формой для понимания. А апостолам, как Своим преемникам в домостроительстве Новозаветной Церкви, Он особо растолковывал эти притчи. После Своего воскресения и до вознесения телом на небо – в течение сорока дней Иисус Христос являлся Своим ученикам, продолжая их учить тайнам Царства Небесного (Деян 1,3). Посылая Своих учеников устраивать Церковь, Господь Иисус Христос дал им следующее наставление: «Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа…». И опять здесь первым ставится повеление научить людей, а уже потом приступать к их Крещению. Научение вере, катехизация или оглашение – это Божия заповедь.

Со временем такие поучающие беседы с оглашенными (людьми, готовящимися принять Крещение), приобрели определенную форму. Необходимо знать, что оглашенные (или по-гречески «катехумены») – это христиане. Они еще не приняли Крещения, но уже считались членами Церкви Христовой и присутствовали на определенной части богослужений, слушали Священное Писание.

Во II-III веках срок оглашения был не менее трех лет. Церковь всегда очень ответственно подходила к принятию в свое лоно новых членов и очень благоговейно относилась к самому таинству Крещения. В какой-то степени эта подготовка была буфером между Церковью и миром: с одной стороны, Церковь через огласительные беседы говорила с миром; с другой – институт оглашенных защищал Церковь от проникновения в нее духа мира сего. Но главное, эта промежуточная стадия между сознанием еще обращающегося в веру и уже верного христианина нужна была самим оглашенным: для испытания своей верности Христу, покаяния, «перемены ума» в самом прямом смысле – перемены приоритетов, ценностей, всего мировоззрения и поведения.

Главной задачей катехизации было не столько обучение основам веры, сколько введение оглашенных в Жизнь и Предание  Церкви, благодаря чему оглашенные учились соединять теорию с практикой, исправляя жизнь в согласии с христианским духом.

Уверовавшие во Христа как Сына Божьего, впервые приходя в Церковь, должны были пройти собеседование с епископом или другим назначенным им членом клира: священником или диаконом. Будущие оглашенные рассказывали о себе и причинах своего намерения креститься; епископ говорил им небольшую проповедь о том, что такое христианская жизнь. После этого проходило посвящение в катехумены (оглашенные). На востоке обряд посвящения состоял из осенения печатью креста (осенения крестным знамением лба и груди), экзорцистского «дуновения» с чтением молитвы (для изгнания нечистого духа) и возложения рук. Пройдя обряд посвящения, оглашенные начинали занятия, где им рассказывали о самом Христе, о пророках, предсказывавших приход Мессии, о творении мира и о замысле Божием. Приступить к Крещению могли только те, кто пробыл в чине оглашенных достаточное количество лет, изменил свою жизнь, засвидетельствовал о серьезности своих намерений и мог лично исповедовать веру.

Святой Иустин Философ (II век), сам преподававший христианское учение в основанной им школе для оглашенных, писал в своей книге о катехизации: «Кто убедится и поверит, что христианское учение и слова наши истинны, и обещается, что может жить сообразно с ними, тех учат, чтобы они с молитвою и постом просили у Бога отпущения прежних грехов, и мы молимся и постимся с ними. Потом мы приводим их туда, где есть вода и они возрождаются, как мы сами возродились, то есть омываются тогда водою во Имя Бога Отца и Владыки всего, и Спасителя нашего Иисуса Христа, и Духа Святаго».

Тех, кто прошел оглашение, ждал еще один экзамен: повторное собеседование с епископом, где оглашенный должен был рассказать об изменениях, произошедших с ним в течение двух-трехлетнего периода. На собеседовании обязательно присутствовали крестные оглашенного, свидетельствующие истинность его слов. Пройдя собеседование, человек записывал свое имя в список для Крещения. С этого момента он назывался «просвещаемым», т.е. готовящимся к «просвещению» (Крещению) и переводился на «интенсивный» курс обучения. На этом курсе изучался Символ веры и учения о Боге-Троице и о Евхаристии (эти два учения, как наиболее сложные и парадоксальные, неподготовленными людьми могли быть неверно понятыми, что принесло бы только вред).

В древности таинство Крещения было не частным, а общественным и торжественным событием. Поэтому в канун Пасхи и Пятидесятницы, в Рождественский и Богоявленский сочельник крестились все прошедшие огласительный период и интенсивный курс изучения основ веры. Кстати, такая же практика «общественного Крещения» сейчас складывается и в нашей епархии.

Такова была практика оглашения в древней церкви, а какой эта практика была на Руси? После Крещения Руси князем Владимиром, когда основная масса людей была крещена, включились и механизмы требований, предъявляемых к желающим креститься. То есть креститься сразу, как при князе Владимире, стало невозможным. Необходимо было пройти наставление в вере. На Руси в 12-м веке требовалось начинать оглашение для болгарина, половца, чухонца – за 40 дней до Крещения, для славянина – за 8 дней. Сокращенный срок оглашения для славянина объясняется, скорее всего, желанием быстрее распространить христианство среди славян, а также тем, что славянин, будучи окружен христианами, был в некотором смысле знаком с православной традицией.

До революции в России сложилась следующая практика оглашения: не достигшие совершеннолетия (21 года) оглашались шесть месяцев, а взрослые научались основам православной веры в течение 40 дней (занятия проводились ежедневно!). Даже когда речь идет о человеке, принимающем православную веру при смерти, сказано: «таковых крестить, если же выздоровеет, преподать им основы веры» (Указ Св. Синода от 13 марта 1862 г.).

Практика оглашения всегда присутствовала в Русской Православной Церкви и почти полностью была прервана после революционных событий 1917 года. В богоборческие годы и речи не могло идти о наставлении в вере. Это сразу лагерный срок, а то и расстрел. Вот и совершались крещения наскоро, тайно. Эта так называемая «экстремальная» ситуация нанесла очень сильный удар по Церкви – целые поколения людей, формально будучи крещеными, оказались по сути дела за церковной оградой. Люди были крещены, но не просвещены!

Вот и получается – приходят люди креститься, ничего не зная о вере, и жить жизнью православного христианина совсем не собираются. Хорошо еще, если придут причаститься, а то и вовсе больше многих из этих людей в храме не увидишь. Вместо живых членов Церковь получает «мертвые души», которые вроде на бумаге и числятся, но настоящими христианами не являются! Вот такое незрячее, не рассуждающее Православие! Все крещены, золотятся купола храмов, но нет знания о вере, нет знания Евангелия. Лишь молебен заказать, да водички святой набрать…

Сейчас Русская Православная Церковь возрождает институт катехизации (не выдумывает что-то новое, а восстанавливает то, что было). Труд изучения основ веры не был легким и две тысячи лет назад, нельзя назвать его легким и сегодня, хотя конечно, он сопряжен с жертвой своим временем, своими силами. Но ведь христианство это не путь легкой жизни, наоборот это трудный путь восстановления в себе образа настоящего человека, это путь борьбы со своими пороками и пороками окружающего мира, это – подвиг. И другого пути нет «потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их» (Мф 7,14).

Автор: Игумен Григорий (Палехов), клирик храма равноапостольного князя Владимира г.Ташкента // Газета «Слово Жизни»

Оставить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели